МОНГОЛ УЛС УЛААНБААТАР ХОТОД:
Нүүр хуудасХэвлэлдМОНГОЛЫ, ХРАНИТЕЛИ ДЕРЖАВНОЙ ИСТОРИИ
МОНГОЛЫ, ХРАНИТЕЛИ ДЕРЖАВНОЙ ИСТОРИИ
Saturday, 24th November 2018
Часть 1. Каждому, кому дорога Монголия
Категория: Главные новости
Автор: Жанна Дымчикова

Предыстория
Осенью прошлого года в Улан-Баторе, случайно прочитав в газете «Өдрийн сонин» интервью с руководителем организации Монгольских диаспор –Тархан суурьшсан Монголчууд байгууллага– Ц.Санчир, родилось огромное желание познакомиться с ней. Мне удалось раздобыть ее мобильный телефон и договориться о встрече. Встретила меня молодая, совсем маленькая и худенькая женщина. При первой же встрече впечатление на меня она произвела неизгладимое.
Прежде всего, поразила огромная внутренняя сила, которая чувствуется в человеке сразу, обычно такое бывает, когда человек хорошо знает, что он делает и для чего он это делает. Я слушала, с каким искренним интересом Санчир рассказывает про свои поездки. После нашей первой встречи мы с ней встретились еще пару раз, на третий раз Санчир приехала в Улан-Удэ сама. И вот, наконец, я рассказываю про Санчир и ее проект «Монголын төлөө зүрх бүхэнд – Каждому, кому дорога Монголия».
О проекте
Уникальный по содержанию проект Организации монгольских диаспор знакомит современников с потомками монголов, расселившихся по разным странам после создания Чингисханом Их монгол Улс – Великого монгольского государства. Преодолевая триста тысяч километров, Санчир смотрит глазами современного монгола на то, как живут сегодня потомки монголов за предеами Монголии. Что их волнует спустя 8 столетий, о чем думают, как живут и какие строят планы.
Работа над проектом началась для Ц.Санчир и Б.Цэрэн 9 с лишним лет назад. За этот период они выпустили 15 документальных фильмов, организовали фотовыставку «Монголын төлөө зүрх бүхэнд – Каждому, кому дорога Монголия», издали одноименный фотоальбом на 3-х языках, журнал «ТASAM» на 2-х языках, опубликовали многочисленные статьи и интервью в СМИ. Цикл документальных фильмов про диаспоры монголов вызвал широкий общественный резонанс и интерес сотен тысяч телезрителей Монголии.
Люди знающие понимают, что за коротким перечислением сделанного стоит колоссальная исследовательская работа, организация командировок в разные страны, в том числе с вооруженными конфликтами, немалая работа по обработке документальных экспедиционных материалов, предпечатная подготовка, монтажи видео, а также незабываемые эмоции и чувства, которых не хватает в обычной размеренной жизни.
Идет колоссальная исследовательская работа по поиску и съёмкам оставшихся объектов материальной культуры, связанной с монголами в Иране, Пакистане, Афганистане, Китае, Турции, Египте и др. странах. «Мы изучаем историю Монголии, труды ученых разных стран и веков на разных языках, сравниваем их. Только таким образом можно получить правдивую картину. Ведь известно, что каждая страна переписывала историю в угоду идеологи, господствовавшей в ней в то или оное время», – подчеркивает Санчир.
В Улан-Удэ девушки приехали на 2 дня после 3-месячной командировки по Казахстану, Узбекистану, Туркменистану и Киргизии. Встретились мы с ними вместе с дирекцией телекомпании «Мир-Бурятия». Рассказывая свежие новости после стран СНГ, Санчир подчеркивает: «Нас интересуют исторические факты и данные расселения монгольских диаспор, численность населения, общественное устройство. Мы исследуем, в каком состоянии находятся язык, письменность, традиции, образование, пища, одежда потомков монголов, живущих вне Монголии. Собираем документальные материалы, снимаем на видео и фото памятники культуры со следами влияния монголов, можно сказать, что фиксируем материальную и духовную культуру, изучаем насколько сохранился язык, культура и традиции».
– Санчир, какую цель вы ставите перед проектом?
– Первый шаг для любой нации, которая хочет сохраниться в современном мире – это знание правдивой истории своего народа. Цель организации монгольских диаспор – изучение и оценка сегодняшнего состояния монголоязычного мира за пределами Монголии: родоплеменная принадлежность или былая воинско-клановая подчиненность, жизнедеятельность и культура. Мы знакомим с монгольскими диаспорами, показываем, что и как им удалось сберечь за несколько сотен лет. Я вижу, что многие мои современники не знают истории, никогда не слышали о том, о чем мы рассказываем. Действительно, для нас всех многие годы это все было закрытой информацией.
И потом, нельзя считать монголом только того человека, который просто живет на территории современной Монголии. Нас много и живем мы в разных странах, и должны знать друг о друге. А монголы, живущие в Монголии, должны знать и помнить тех, кто живет далеко от них, должны гордиться своими малочисленными сородичами, сумевшими, живя в иноязычной среде в течение нескольких веков, сохранить духовную, материальную культуру и хозяйственный уклад. Мне хотелось бы особо отметить дээд – верхних монголов, прекрасно сохранивших монгольское наречие и кочующих в юртах со вскидными войлочными входами без замков и затворов. И вообще, я считаю, что лучше один раз увидеть и услышать, чем сидеть и ворочать сотни книг».

– Как вы начинали?
– Исследовательскую работу мы начали в 2002 году, а в 2004-м начали снимать. Причем до 2009 года у нас не было спонсоров, в поездки мы вкладывали личные средства. Я сама по образованию художник-искусствовед, у меня есть компания, изготавливающая изделия из кожи, доходы от которой шли на покрытие расходов по поездкам. Сегодня наша команда составляет 5 человек, причем каждый из нас умеет снимать на фото и видео, пишет, переводит, ведет исследовательскую работу. Все участники проекта знают несколько языков.
О Санчир
Добавим к вышесказанному, что Санчир, например, кроме монгольского, знает английский, немного хуже знает китайский и русский, в процессе работы над проектом изучила языки дунсян, монгор, сейчас начала изучать персидский язык. – Сложно ли изучать языки? – Нет, мне это очень интересно, и потом это моя работа. Где бы ни проживали монгольские народности, в их современном языке немало лексических и фонетических заимствований из других языков, но при знании монгольской письменности изъясняться можно, коренное наречие в той или иной мере сохранилось везде.
Санчир живо всем интересуется, стиль одежды деловой, даже можно сказать аскетичный, предпочитает пиджаки с национальным колоритом. Чувствуется, что человек не тратит на это много времени, для нее это не так важно. Тем более, что в условиях командировок в районы, которые считаются нестабильными и закрытыми, им приходится работать и жить в самых разных условиях. Санчир умеет управляться с любой техникой, ездить верхом, участвовала в конно-верблюжьих экспедициях, не пьет и не курит. Уже достаточно пообщавшись с ней, меня не очень удивил факт отказа ею от спонсорской помощи считая, что в таком проекте, как «Каждому, кому дорога Монголия», не могут участвовать деньги, заработанные на продаже алкоголя. Хотя она и нуждалась в поддержке.
Герои ее фильмов, живущие по законам Вечно синего неба – цастын, дээд и ойрад монголы сохранили язык, легенды, историю, монгол гэр – войлочные юрты, белую пищу, они так же занимаются скотоводством, носят национальную одежду, чтят традиции, поют на монгольском языке и, самое главное, сохранили монгол бэшэг – монгольскую письменность. Труднее пришлось потомкам воинов-монголов – монгорам, дунсян в Китае, хазарийцам и чар в Афганистане, Ираке, оставленным великим ханом охранять завоеванные земли 800 лет назад.
Часть 2
«Поучайте детей не забывать корни свои» – Чингисхаан. Дунсяне и монгоры
Про дунсян монголов, живущих в труднодоступной местности провинции Гансу (Китай), рассказывает руководитель организации монгольских диаспор Ц.Санчир

– Санчир, я помню, что когда мы с вами встретились впервые, у меня навернулись слезы во время прослушания вашего рассказа про монголов дунсян.
– Да, а ведь дунсяне до сих пор ждут монголов. Чингис хаан, оставляя их в 1227 году перед тем, как идти дальше на тангутское государство, сказал им, чтобы они ждали их. Но мы с вами знаем, что в пути он умер. А дунсяне все ждали его и передавали следующим поколениям наказ Чингис хана ждать. Тем более, что и про смерть хана они узнали через поколение. До сих пор, умирая, дунсяне старшего поколения наказывают молодым не покидать эти места и ждать. Монголами был оставлен военный гарнизон для контроля за тибетским плоскогорьем и китайскими равнинами.

– Какова их численность, вероисповедание?
– Дунсяне входят в официальные 56 народностей Китая. Их численность составляет полмиллиона человек, живут в провинции Гансу, в 120 км от знаменитого Ланжоу, стоящего на реке Хатан, одного из городов знаменитого Шелкового пути. Дунсяне – мусульмане-сунниты, нужно подчеркнуть, что ислам оказал сильнейшее влияние на все стороны культуры, быта и социальной жизни дунсян. Местность Сунанба, где проживают дунсяне, была закрыта до 2002 года. Кстати, в музее Сунанбу можно увидеть вещи, связанные с материальной культурой монголов.
Вы знаете, у меня каждый раз странное ощущение, когда приезжаю к ним в селение, у меня всегда такое чувство, как будто я приехала в обычный монгольский хөдөө (сельская местность). Они очень похожи на нас. За 8 лет я приезжала к дунсянам 30 с лишним раз, я побывала в 70 селениях. Большинство населения не знает китайского языка, а про Монголию они знают ровно столько, сколько знали 800 лет назад, большинство из них думают, что мы до сих пор скачем на конях.

– В каких условиях живут дунсяне?
– Дунсяне живут высоко в сухих и неприступных горах, уровень жизни, по нашим понятиям, низок. Семья, имеющая 4-х овец и нескольких куриц, считается богатой. Утром встают в 4 утра, на завтрак едят обычно 5 картофелин, в час дня едят 3 вареные картофелины, а на ужин варят суп с картошкой и лапшой. Урожай картошки и кукурузы снимают в году 2 раза.

– Это правда, что вы хотите сделать учебник для дунсян?
– Да, правда. Я изучила язык дунсян. Обычно пожилые люди, с которыми я общаюсь, плачут, когда разговариваю с ними на их родном языке. Они искренне удивляются, что кто-то ими интересуются, учит их язык. Язык дунсян сохранил особенности монгольского языка 13 века, много слов из монгольского, китайского, турецкого языков, встречаются арабские и персидские слова. Школы девятилетние там появились совсем недавно, когда открылось селение. Учеба девушек не приветствуется, девочки, если и учатся, то только до 4 класса.

– Чингис хан учил, чтобы монголы не забывали свои корни. Как дунсяне относятся к Монголии?
– Дунсяне очень уважительно относятся к гостям, к пожилым людям, слово старшего там закон. Несмотря на все изменения в образе жизни, веровании, одежде и языке, прошедшие века не стерли в их памяти образ Чингис хана и то, что они – потомки монголов и должны их ждать.
Монгоры
– В 2009 году мне посчастливилось принять участие в 16-ом Всемирном конгрессе Международной ассоциации «Визуальная антропология и этнология» в г. Куньминг провинции Юннань. Это юг Китая, на границе с Вьетнамом, где проживают юннаньские монголы – потомки отряда монгольской конницы, оставшиеся после военного похода монголов в страны Юго-Восточной Азии в 1253 году. И то, что вы рассказываете, для меня очень близко, потому что мы выезжали буквально на день к монголам Юннаня, и мы видели, насколько они гостеприимны, как они рады видеть у себя в гостях монголов. Им действительно пришлось нелегко, потому что были времена, когда для того, чтобы просто выжить, им приходилось скрывать, что они монголы. Они так же чтят завет Чингис хана и не забыли про свои монгольские корни, хотя и утеряли язык, стали оседлыми, изменилась у них одежда…Санчир, я знаю, что вы были и не раз в Юннане. А у монгоров вы были?
– Да, за последние 8 лет я там побывала более 20 раз. На Тибетском плоскогорье численность монгоров – цагаан-монголов составляет 241 тыс. человек. Весной 1227 года при войне с тангутми (современные провинции Гансу, Хөхнуур) на завоеванных терииториях оставались для отдыха и лечения раненые воины, которые не могли продолжить путь. Цагаан-монголы относят себя к потомках этих воинов. Себя они называют газрын монголчууд –монголы земли, а нас тэнгэриин –монголы неба.
Цагаан монголы разговаривают на раннемонгольском наречии алтайской группы языков. Слова, необходимые ежедневном обиходе – все монгольские. Например, адагу, ухэри, хони, имага, тэмэгэ и т.д., Во время поездок у нас появились хорошие друзья, если мы попадаемся в праздники, то вместе с ними ходим в гости и празднуем, если же приезжаем во время полевых работ, то помогаем им работать на земле.
Сохраняя скотоводство, цагаан монголы научились выращивать необходимые для жизнедеятельности пшеницу, картофель, кукурузу. Зажиточная семья имеет 4-5 овец, 2-3 свиньи, излишки от огороднической деятельности они увозят и обменивают на ткани, соль и другие необходимые для хозяйства вещи. Надо отметить, что буквально в последние несколько лет в их жизни происходят коренные изменения, китайцы проложили дорогу, и у них сокращаются площади засеиваемых ими полей.
Цагаан монголы сохранили много легенд, где главные герои –тэнгэрийн монголчууд. Есть замечательная народная песня «Тунтрахиймаа», которую поют и знают все:
«Аян замдаа гарсандаа Монгол хааны хүү охин,
Алсын замдаа одсондоо Монгол аав эжийн үр сад.
Аяндаа мэнд л явсануу даа, Нутгийн салхи сураггуй ээ.
Ар л нутагтаа сууна уу даа, Хэзээ л ирэхийн болдоо хө».
Столько любви, грусти и печали в этой песне. Я не могу спокойно слушать, когда ее поют, а поют они ее всегда, и каждый раз мне переворачивает всю душу. Такие песни могут родиться только у тех, кто находится далеко и очень сильно скучает по родине.
Продолжение следует
Эх сурвалж:
Буриадын Соёлын яамны албан ёсны цахим хуудас
www.minkultrb.ru
СЭТГЭГДЭЛ
Нэр*
Имэйл*
Сэтгэгдэл*:
Нүүр хуудас     Буцах     Дээш буцах